Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Самое современное лечение грыж

Систематика и функциональная модель общетерапевтических факторов в психотерапии

А. Л. Катков

Г. Санкт-Петербург

Вводная информация

По результатам проведенного нами эпистемологического анализа, идея общих факторов в психотерапии,  а также многочисленные попытки систематизации таких факторов -  чаще всего произвольные, и основанные на идеологических установках того или иного психотерапевтического метода -  в какой-то степени компенсировала дефицит общей теории психотерапии и обоснованного интегративного подхода. Что, собственно, и подтверждается следующей редакцией одного из традиционных модусов интеграции психотерапии: «поиск общих факторовданный модус ориентирован на возможность идентификации общих для всех направлений, моделей и методов психотерапии переменных – клиента, терапевта, процесса и других».

Как бы то ни было, обстоятельный и полноценный анализ — с использованием всего арсенала разработанных технологий —  общетерапевтических факторов  важен еще и потому, что данный критерий является одним из основных  в  перечне критериев дееспособности общей теории психотерапии. И данное обстоятельство в полной мере учитывалось  в ходе реализации первых этапов Базисной НИП. В рамках выполнения соответствующего исследовательского фрагмента (см. приложение 1) здесь проводились корректные процедуры   номинации, систематизации, кластерного анализа, сведения к эмерджентным факторам и соответствующим положениям разработанной общей теории психотерапии. О чем, более подробно, будет сказано ниже.

В итоге — чуть забегая вперед — вместо произвольных, размытых и неопределенных характеристик некоего «общего поля» психотерапевтического  процесса мы получаем проработанные, удобные для усвоения и воспроизводства в психотерапевтической практике  универсальные компоненты профессиональной психотерапии. Причем, преимущества такого подхода проявляются не только в получении необходимого здесь научного, теоретического и технологического обоснования, но так же и в возможности расширения арсенала инструментов управления качеством профессиональной деятельности,  в частности — обогащения исследовательских и рутинных технологий определения эффективности проводимой психотерапии. Что, в итоге,  ведет к повышению уровня качества оказываемой психотерапевтической помощи.

С учетом сказанного, глубокая проработка идеи общетерапевтических факторов, предпринятая в рамках реализации Базисной НИП,  представляет собой  существенный вклад в общую теорию психотерапии.

Таким образом, делается еще один важнейший шаг от эмпирического уровня  становления психотерапевтической науки до существенно более высокого теоретического уровня, позволяющего претендовать на статус самостоятельного научного направления.

Далее, с учетом важности рассматриваемой здесь проблематики, мы приводим наиболее значимые, иллюстративные фрагменты проведенного исследования.

Традиционная номинация и систематика общетерапевтических факторов (краткий обзор)

Как уже было сказано, в ходе проведения предварительных исследований  было выявлено, что идея общих факторов в психотерапии развивалась и  как попытки систематизации общих для различных школ характеристик структуры, процесса психотерапии и его атрибуций, относимых к терапевту, клиенту и системе отношений между ними. Но так же -  и как простая номинация идентифицированных факторов с обоснованием универсальных механизмов их действия.

Так, например, общая модель структуры психотерапевтического процесса D.E.     Orlinsky, K.I. Howard (1986) в модификации М. Пере, У. Бауманна (2012) предусматривает блоки факторов, относящихся: к обществу (факторы обеспечения, социокультурные факторы); терапевту (профессиональные и личностные характеристики); пациенту (профессиональные и личностные характеристики); терапевтическому контракту; терапевтическим отношениям; терапевтическим действиям; активности иных лиц, заинтересованных в терапии (родные, близкие и пр.).

Наиболее современная и полная на сегодняшний день систематика общих факторов, предложенная Майнардом Пере и Урсом Бауманном (2012).  Данная систематика содержит следующие блоки: 1) структура психотерапии общая для различных школ. В данном блоке воспроизводится вышеприведённая модифицированная схема Орлински-Ховарда); 2) общие черты в структуре процесса психотерапии.  В данном блоке рассматриваются такие факторы, как: фазы изменения у пациента до, во время и после терапии по схеме Д. Прохазка, К. ДиКлементе, Дж. Норкросс, 1992; фазы временной организации процесса психотерапии по модифицированной схеме Kanfer, Grimm, 1980; а также – общие цели и их структура при различных формах психотерапии по схеме Орлински-Ховарда, 1986.; 3) основные механизмы изменений при психотерапии, общие для разных школ. В данном блоке рассматриваются следующие механизмы и процессы, общие для различных школ: схема общетерапевтических механизмов К. Гравэ, 1997; модель транстеоретических изменений Д. Прохазки, Д. Норкросса, 2001; психологические средства и процессы научения в психотерапевтических вмешательствах. Здесь рассматривается общая схема процессов и вмешательств Д. Прохазки, К. ДиКлементе, Д. Норкросса, 1992, такие механизмы, как: «формирование стереотипа путём тренировки»; «конфронтация с ситуацией, вызывающей страх»; «позитивная или негативная, вербальная или невербальная обратная связь со стороны психотерапевта, обозначаемая также как мотивационная обратная связь»; «психотерапевт как модель»; «когнитивные средства – разъяснение, убеждение и проч.»; «психофизиологически ориентированные методы»; «терапевтические отношения, рассматриваемые как коммуникативное средство терапии, с возможностью использования социального подкрепления, моделирования и других когнитивных средств»; 4) терапевтические воздействия общие для разных методов. В этом блоке рассматриваются две группы факторов, отражающих уровни процесса и результатов. К первой относятся: укрепление психотерапевтических отношений; усиление надежды пациента на конструктивные изменения, повышение сенсибилизации к эмоциональным и угрожающим самооценке проблемам; развитие способности конфронтации с самим собой и обеспечение возможности приобретения нового опыта при научении. Ко второй группе факторов, характеризующих уровень результатов, относятся: микрорезультаты – конкретные и краткосрочные, влияющие на конкретную жизнь пациента; а также – макрорезультаты, которые имеют более долгосрочное значение и касаются центральных структур личности (установки, способности и пр.). Кроме того в данном блоке рассматриваются три уровня воздействия: изменения самочувствия, изменения симптомов, изменения структуры личности; 5) переменные психотерапевта, общие для разных методов. По данному блоку рассматриваются четыре группы факторов, определяемых согласно классификации характеристик терапевта (Beutler, Machado, Neufeld, 1994). Первая группа факторов относится к возрасту, полу, этнической принадлежности психотерапевта. При этом предполагается, что если пациент имеет сходство по названным признакам, то это оказывает не главное, но всё-таки полезное влияние на терапию. Вторая группа факторов включает переменные опыта. Здесь имеются в виду профессиональная подготовка, стиль терапии, переносимость фрустрации и некоторые другие, менее значимые факторы.  В числе таких факторов другие авторы называют: знание и владение эклектическими методами терапии; способность к импровизации; наличие и виртуозное владение собственным стилем терапии; вера в собственную способность помочь пациенту. Третья группа факторов концентрируется вокруг личности терапевта и включает такие характеристики, как: паттерн личности и копинга; эмоциональное благополучие; ценности; позиции; верования; культурные установки. Конкретизация и дополнение вышеприведённых характеристик по другим источникам показывает, что в данную группу можно также включить: хорошее душевное здоровье и умение решать собственные проблемы; личную зрелость и опыт; способность располагать к доверию; умение убеждать или быть убедительным; способность понять и принять культурный контекст другого; интерес к человеку; способность получать удовольствие от собственной практики; юмор, гибкость, оптимизм; спокойное восприятие конечности жизни. Четвертая группа факторов характеризует метапозицию терапевта по отношению к процессу терапии и включает следующие понятия: терапевтические отношения; ожидания; признаки социального влияния; философия терапии. Другие авторы включают в эту же рубрику более конкретные характеристики отношения терапевта к клиенту, такие как: знание ресурсного потенциала клиента; вера в то, что изменения возможны, и что они могут улучшить жизнь клиента; понимание важности установления связи с «внутренним ребёнком» клиента; подлинный интерес к клиенту; «отстранённая» или «дистанционная» сердечность по отношению к клиенту; эмпатия, сопереживание, понимание; абсолютное, безоценочное принятие клиента; терпение. При этом первая и вторая группы факторов представляют ось объективных признаков, а третья и четвёртая – ось субъективных признаков. Таким же образом первая и третья группы факторов представляют ось независимых от терапии признаков, а вторая и четвёртая – связанных с терапией, признаков. 6) переменные пациента общие для разных методов. По данному блоку рассматриваются три группы факторов – менее стабильные, более стабильные и динамические. При этом первая группа включает такие факторы, как: диагноз; тяжесть расстройства и коморбидность, имеющие определённое прогностическое значение в отношении результатов терапии.  Вторая группа объединяет такие факторы, как: терапевтическое ожидание (куда входит и приписывание терапевту позитивных качеств, например - правдивости, компетентности и др.); степень выраженности защитных реакций. При том, что некоторые исследователи дополнительно включают именно в эту, последнюю рубрикацию факторы: активной заинтересованности пациентов в лечении; согласие пациента на лечение; самоэксплоацию; привязанность пациента к терапевту. К третьей группе относятся такие характеристики, как «перенос» и «сопротивление», являющиеся важными динамическими переменными пациента. В отношении рассматриваемой группы в целом, такие исследователи как J.F. Clarkin, K.N. Levi  (2004)  указывали на возможность выделения и других номинаций - предикторов эффективности терапии; 7) общие для разных методов признаки диады психотерапевт – пациент. В данном блоке обозначаются два основных фактора: взаимная межличностная привлекательность; соответствие, соразмерность характеристик терапевта и пациента в значении сходства или дополнения личностных признаков; 8) общие для разных методов переменные институционального, социального и социокультурного контекста. В данном случае поименованные контексты, собственно, и выступают в роли соответствующих общетерапевтических факторов.

Настоящая систематика наилучшим образом демонстрирует широкую панораму того, какие именно характеристики психотерапевтического процесса  подпадают под категорию общих факторов психотерапии. И конечно, данная систематика демонстрирует влияние идеологии общепризнанных психотерапевтических направлений и методов на методологию выведения системы таких факторов.

Следующая, достаточно известная систематика общетерапевтических факторов была предложена M.  Lambert, A. Bergin A. в 1994 году. Разработанная этими авторами классификация включает три обособленные группы факторов и выглядит следующим образом. Группа поддерживающих факторов: катарсис; идентификация с психотерапевтом; уменьшение изолированности; позитивные отношения; снятие напряжения; терапевтический альянс; активное участие во взаимодействии, компетентность психотерапевта; теплота, уважение, принятие, эмпатия, конгруэнтность терапевта; доверие. Группа факторов, ориентированных на эффективное научение: информация; аффективные переживания; ассимиляция проблематичного опыта; изменение ожиданий в области собственной эффективности; когнитивное научение; корректирующий эмоциональный опыт; исследование внутренних фреймов; обратная связь; инсайт; принципы. Группа факторов, ориентированных на действие: поведенческая регуляция; когнитивное совладание; совладание со страхом; принятие риска; подражание; упражнение; опыт переживания успеха; проработка.

В данной схеме последние две группы адресуются, в основном, к идеологии когнитивно-поведенческого подхода в психотерапии.

Схема общетерапевтических факторов, предложенная С. Паттерсон, Э. Уоткинс (2003), содержит следующие компоненты. Условия со стороны психотерапии: эмпатическое понимание, слушание, со-общение; уважение, теплота, забота, сопереживание, конгруэнтность, честность; конкретность, специфичность. Условия со стороны клиента: добровольность, мотивация, восприимчивость; принятие клиентом условий психотерапии. Характеристика условий процесса научения или процесса изменений: условия построения психотерапевтического пространства создают не угрожающую среду, в которой клиент чувствует себя безопасно и готов к самораскрытию и самоанализу. Угроза мешает научению. Тёплая атмосфера принятия, создаваемая психотерапевтом, способствует десенсибилизации клиента, избавлению его от страхов, связанных с человеческим общением, снятию запретов на самораскрытие; процесс научения, изменения, как правило, развивается по спирали со спадами и даже с отступлениями. Клиент демонстрирует конфликт приближения – избегания, прогрессируя до точки, когда внутренняя угроза или тревога становятся слишком сильными, а затем, отступая или «отдыхая», пока тревога не уменьшится; условия создают среду для научения самораскрытию. Это наиболее эффективный метод получения знаний о себе; условия служат наиболее действенным средством подкрепления желаемого поведения клиента, включая самоисследование (как, например, любовь служит самым мощным подкреплением желаемого человеческого поведения); условия также действуют через моделирование. Клиент становится всё более похожим на психотерапевта в процессе терапии. Следовательно, чтобы служить моделью психотерапевт должен предоставлять условия более высокого уровня, а также находиться на более высокой ступени самоактуализации, чем клиент; условия высокого уровня включают ожидание психотерапевта от клиента изменений. Ожидания оказывают сильный эффект на поведение других людей; создаваемые психотерапевтом условия высвобождают стремление клиента к самоактуализации. Характеристика целей психотерапевтического процесса: ближайшие, обозначаемые как «процесс клиента» (самоисследование, самораскрытие, открытость, подлинность, готовность к исповеди, внутриличностное исследование, самоосознавание, самопринятие, самопонимание); промежуточные, обозначаемые как подкрепление индивидуальности (ослабление симптоматики – тревоги, боли, фобий и т.п.; формирование учебных навыков; развитие способностей; достижение профессиональных успехов и удовлетворенности работой; установление поддерживающих, доверительных отношений в семье); конечные, обозначаемые как формирование самоактуализирующейся личности (принятие себя, принятие других, эмпатия, искренность, автономия, ответственность, демократизм, открытость опыту, самоуважение).

В данной классификации привлекают внимание развернутые характеристики процесса психотерапии, конкретизирующие центральное понятие терапевтических отношений. А также, выведение последовательно разворачивающихся целей психотерапии — от ближайших к конечным.

J.D. Frank в серии своих публикаций описывает группу общетерапевтических факторов, концентрирующихся вокруг его концепции психотерапии как «средства прямого или косвенного противодействия деморализации»: эмоционально заряженные, доверительные отношения с человеком, оказывающим помощь (включают статус и репутацию психотерапевта, а также проявление заботы, компетентности, отсутствие скрытых мотивов); целительная обстановка, усиливающая ожидание помощи у клиента и обеспечивающая безопасность; разумная концептуальная схема или миф, дающая приемлемое объяснение имеющихся у пациента симптомов и предписывающая ритуал или процедуру для их устранения; ритуал, требующий активного участия, как пациента, так и психотерапевта, и который, по их мнению, является средством восстановления здоровья пациента.

И здесь можно только лишь удивляться тому, насколько точно Джером Франк обозначил важность психопластического контекста и процедуры формирования стыковочного сценария терапевтических изменений, которые, конечно же, являются главными факторами, обеспечивающими успех терапевтического процесса в любой  модификации.

Известный исследователь в области теории психотерапии Джадд Мармор (2000) называл следующие факторы, общие для основных направлений, моделей и методов профессиональной психотерапии: хорошие отношения и сотрудничество между терапевтом и пациентом – это исходная предпосылка, на которой строится психотерапия; ослабление напряжения на начальной стадии, основанное на способности пациента обсуждать свою проблему с лицом, от которого он надеется получить помощь; познавательное обучение за счёт информации, получаемой от психотерапевта; оперативная модификация поведения пациента за счёт одобрения или неодобрения со стороны психотерапевта и повторяющегося коррективного эмоционального опыта в отношениях с терапевтом; приобретение специальных навыков на модели психотерапевта; убеждение и внушение, явное или скрытое; усвоения или тренировка более адаптивных способов поведения при условии эмоциональной поддержки со стороны психотерапевта.

В систематике Мармора прослеживаются приоритеты фактора терапевтических отношений и таких, наиболее распространенных видов психотерапевтической идеологии как когнитивно-поведенческая и  суггестивная.

По мнению J. Weinberger (1995) к общетерапевтическим факторам с полным основанием можно отнести следующие: терапевтические отношения (рабочий союз, перенос); ожидание успеха; конфронтация с проблемой; когнитивный контроль над проблемой; атрибуция успеха или неуспеха пациентом как существенный элемент для комплаенса, отказа от лечения и его успешности, в конечном счёте.

В классификации Вейнбергера, как и во всех предшествующих вариантах систематики, основной акцент делается на фактор терапевтических отношений, когнитивные подходы.  Но также и на атрибуцию успеха / неуспеха, как фактора  мотивации на полноценное участие клиента в психотерапевтическом процессе.

Далее, обратимся к систематике Д. Прохазка, Д. Норкросс (2005), которыми  были идентифицированы следующие общие факторы психотерапии: самоэксплоация / самоанализ; изменение самооценки; самоосвобождение; контробуславливание; контроль стимула; управление подкрепление;  помогающие взаимоотношения; облегчение с помощью драматургии; новая оценка окружающих; социальное освобождение.

Данная классификация, помимо традиционного внимания к фактору терапевтических (помогающих) отношений, в большей степени  адресована к  наиболее распространенным техническим подходам и динамике взаимодействия клиента с окружением.

Известная модель основных механизмов изменений в процессе психотерапии К. Гравэ (1997) включает следующие общие факторы психотерапии: прояснение и коррекция значений; актуализация проблемы; мобилизация ресурсов; компетенция в совладании.

Как мы уже говорили, достоинство приведенной здесь систематики состоит прежде всего в том, что данная последовательность, по сути, является иллюстрацией адаптивного поведения субъекта в любой сложно для него ситуации. Таким образом, специалисты, действующие в сфере  профессиональной психотерапии, получают алгоритм целеполагания психотерапевтических усилий, учитывающий закономерности адаптивного поведения (добавим, что в нашем случае данные закономерности в полной мере  раскрываются в концепте адаптивно-креативного цикла).

И далее, стоит обратить внимание ещё на одну группу общетерапевтических факторов, идентифицированных В. Франклом (1963, 1978) и обозначаемых как «трансценденция» и «самотрансценденция». А также фактора, инициированного А. Баттман, Дж. Холмс, П. Фонаги (1991) и обозначаемого как «ментализация». И в том, и в другом  случаяе речь идёт о развитии способностей клиента к терапевтической рефлексии в отстранённой, дистанцированной метапозиции по отношению к «предмету» травмирующих переживаний. И здесь мы еще раз обращаем внимание на то, что необходимая  терапевтическая диссоциация такого рода вполне удается с развитием у клиента  феномена психопластичности.

Вышеприведённые схемы общетерапевтических факторов представляют основной контент данных важнейших конструктов профессиональной психотерапии, который был сформирован, главным образом, во второй половине прошлого столетия. Попытки обнаружить нечто новое на этом поле без сущностной проработки предметной сферы профессиональной психотерапии, — а значит, и общей теории психотерапии — как показывают проведённые нами исследования, обычно заканчиваются формированием малообоснованных неологизмов (функциональное уточнение данных терминов показывает, что речь почти всегда идёт о хорошо знакомых общетерапевтических факторах). Либо – об их более или менее оригинальной комбинации, выстраиваемой в соответствии с опытом и теоретическими воззрениями авторов.

Методология исследования

Проведенный нами в рамках Базисной НИП комплексный (семиотико-герменевтический, функциональный, эпистемологический, психотехнический, статико-математический) анализ общих факторов психотерапии, в том числе, включал достаточно сложную исследовательскую процедуру: 1) четкую идентификацию анализируемых характеристик психотерапевтического процесса по согласованным критериям; 2) проведение факторного анализа, устанавливающего значимые уровни взаимозависимости полноты и адекватности использования исследуемых технических характеристик с индикаторами скорости прохождения соответствующих фаз и этапов адаптивно-креативного цикла и отсевом несущественных факторов; 3) проведение процедуры кластерного анализа с агрегацией исследуемых характеристик в однородные группы и далее, выведением сводного (эмерджентного) параметра – универсальной единицы исследуемого коммуникативного уровня там, где это возможно; 4) контролируемое тестирование и подтверждение высокой разрешающей способности полученных агрегированных признаков – универсальных оценочных единиц психотехнического анализа; 5) использование полученных таким образом универсальных оценочных единиц в исследовательской практике и в стандартной процедуре психотехнического анализа (т. е. в рутинной практике определения эффективности используемого психотерапевтического метода).

Комплексный анализ проводился нами в отношении массива в 141 общих факторов психотерапии, идентифицированных по доступным источникам  и «очищенных» от дублирующих аналогов, в больших (от тысячи участников и выше) исследуемых группах.

Результаты проведенного исследования

В ходе проведения настоящего исследования было показано, что надлежащая  экспликация и функциональное уточнение множества факторов, обозначаемых в основных источниках как «общетерапевтические», соотнесение их содержательных характеристик с основными компонентами общей теории психотерапии даёт возможность для адекватной классификации данных факторов, основанной на обновлённых системообразующих принципах её построения.

Проведенный комплексный, в том числе и статико-математический анализ показал возможность сведения различных классификаций рассматриваемых общих факторов психотерапии в однородные функциональные группы (14); функциональные блоки, адресованные к соответствующим компонентам общей теории психотерапии (5); а также, в эмерджентные характеристики психотерапевтического процесса, представляющие, в итоге, основные оценочные единицы — индикаторы эффективности психотерапевтического процесса  (4).

В итоге, в ходе реализации исследовательского проекта была разработана следующая систематика общетерапевтических факторов.

Блок 1.,  адресованный к концепции психопластичности и соответствующему мета-технологическому инструментарию оформления старта психотерапевтического процесса. Данный блок консолидирует  общие факторы, обеспечивающие актуализацию синергетической адаптационной стратегии внесознательных инстанций клиента.

Основные группы данного блока: 1.1. общие факторы психотерапии, характеризующие ресурсный статус психотерапевта; 1.2. общие факторы психотерапии, характеризующие профессиональный статус специалиста-психотерапевта; 1.3. общие факторы психотерапии, характеризующие отношение терапевта к клиенту; 1.4. культурно-социальные факторы, формирующие исходную мета-позицию клиента по отношению к психотерапии; 1.5. общие факторы психотерапии, характеризующие стартовые характеристики статуса клиента; 1.6. общие факторы психотерапии, характеризующие становление терапевтических отношений на начальном этапе психотерапевтического процесса.

Блок 2.,  адресованный к концепции психопластичности и соответствующему мета-технологическому инструментарию, обеспечивающему оптимальную динамику  психотерапевтического процесса.  Данный блок консолидирует общетерапевтические факторы, способствующие доминированию синергетической адаптационной стратегии внесознательных инстанций клиента  в продолжении активного психотерапевтического цикла.

Основные группы данного блока: 2.1. общие факторы психотерапии, характеризующие гиперпластический ресурсный статус клиента; 2.2. общие  факторы психотерапии, характеризующие систему отношений терапевт-клиент, поддерживающие гиперпластический статус клиента.

Блок 3., адресованный к концепции терхуровневой психотерапевтической коммуникации (макро-технологической уровень), а также - к концепции управления качеством профессиональной психотерапевтической деятельности. Данный блок консолидирует общетерапевтические факторы, относящиеся к  макро-технологическим мишеням и задачам.

Основные группы данного блока: 3.1. общие факторы психотерапии, относимые к структуре процесса психотерапии; 3.2. общие факторы психотерапии, относимые к характеристикам структурных компонентов психотерапевтического процесса.

Блок 4.,  адресованный к концепциям психопластичности, терхуровневой психотерапевтической коммуникации (мета-технологический уровень). Данный блок консолидирует общетерапевтические факторы, относимые к мета-технологическим задачам и механизмам обеспечения главного психотерапевтического эффекта.

Основные группы данного блока: 4.1. общие факторы психотерапии, характеризующие основные мета-технологические задачи; 4.2. общие факторы психотерапии, характеризующие основные мета-технологические механизмы достижения главного психотерапевтического эффекта.

Блок 5., адресованный к концепции терхуровневой психотерапевтической коммуникации (структурно-технологической уровень). Данный блок консолидирует общетерапевтические факторы, относимые к структурно-технологическим задачам и способам их выполнения.

Основные группы данного блока: 5.1. общие факторы психотерапии, характеризующие основные цели структурно-технологического уровня психотерапевтической коммуникации; 5.2. общие факторы психотерапии, характеризующие основные технические подходы, используемые на структурно-технологическом уровне психотерапевтической коммуникации.

Комментарии: в приведенной систематике основных блоков  и  групп  общетерапевтических факторов основной и вполне оправданный акцент делается на выведение блоков и групп,  обеспечивающих наиболее востребованные  психопластические  эффекты в статусе клиента - главные предикторы  эффективности процесса психотерапии. Так, два первых блока учитывают динамику формирования феномена психопластики у гипотетических клиентов — стартовую и лонгитюдную. А в соответствующие группы содержат общие характеристики психотерапевтического процесса, обеспечивающие такую динамику. В четвертом блоке речь идет о более специфических и дифференцированных характеристиках мета-технологического оформления психотерапевтического процесса (задачах, механизмах, технологиях). То есть, все три поименованных блока различаются по функциональной направленности и содержанию, и в совокупности представляют систематизированную панораму первичных взглядов и представлений относительно обширного сектора универсальной терапевтической активности. При том, что в общей теории психотерапии данный сектор обозначается как мета-технологический уровень психотерапевтической коммуникации. Что, собственно, и отражено в адресации каждого их поименованных блоков к соответствующим теоретическим концептам.  Два других блока так же адресуются к концепции трехуровневой психотерапевтической коммуникации,  — макро-технологическому (третий блок) и структурно-технологическому (пятый блок) уровням —  и представляют совокупности факторов, характеризующих различные аспекты оформления данных коммуникативных уровней. Третий блок дополнительно адресуется к концепции управления качеством психотерапевтической деятельности. Что, по сути,  является важнейшей организационной макро-технологией, имеющей отношение ко всем основным видам профессиональной психотерапевтической деятельности — практической, научной, образовательной, собственно организационной и экспертной. Соответственно, в данном блоке систематизированы разрозненные факторы, так или иначе относимые к данной специфике.

С целью иллюстрации процесса выведения основных  групп, а затем и блоков в нашей классификации, мы коротко прокомментируем номинации общих факторов психотерапии по каждой из дифференцируемых  групп.  Данная номинация включает практически полный перечень (за понятным исключением дублирования, прямых аналогий, а также факторов, относимых к  технологиям организации психотерапевтической помощи) таких факторов, обозначенных в  традиционных классификациях.

По первому блоку. Группа (1) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие ресурсный статус терапевта: личная зрелость и опыт; хорошее душевное здоровье; высокий уровень развития самоактуализирующих свойств личности, являющихся моделью для клиента; наличие проработанных позиций в отношении ценностей, верований, культурных установок; наличие проработанных и открытых к изменениям паттернов личности и копинга; умение решать собственные проблемы; эмоциональное благополучие; юмор, гибкость, оптимизм; честность, искренность, конгруэнтность; спокойное восприятие конечности жизни; способность понять и принять культурный контекст другого; интерес к человеку; способность располагать к доверию; умение убеждать и быть убедительным; способность получать удовольствие от собственной практики.

Комментарии: в приведённом перечне первые десять характеристик можно отнести к личности терапевта и обозначить как параметры высокого уровня качественных характеристик психического здоровья, обеспечивающего устойчивость к агрессивному влиянию среды, самоорганизующую активность, высокое качество жизни и уровни социального функционирования. Все эти характеристики являются, безусловно, привлекательными для клиента и обеспечивают первичную интенцию процесса идентификации клиента с ресурсным статусом терапевта и ассимиляцию его синергетической мета-позиции. В силу чего как раз и возможен быстрый переход клиента из антиресурсного состояния деморализации в первичное ресурсное состояние. Следующие четыре характеристики подкрепляют синергетическую мета-позицию терапевта, открытую и мобилизованную на конструктивные изменения. Данные характеристики служат дополнительным стимулом для протекции механизма идентификации с ресурсным статусом специалиста-психотерапевта. Последнее свойство, кроме того, профилактирует эмоциональное выгорание специалистов, действующих в ситеме психотерапевтической помощи, и является важной составляющей его устойчивого ресурсного статуса. В совокупности, все вышеперечисленные характеристики ресурсного статуса терапевта, всегда «присутствующие» в процессе психотерапии, как раз и представляют основные контекстуальные мета-технологии профессиональной психотерапии – Я-технику и Оно-технику. Соответствующий мета-навык формируется в ходе достаточно длительной, многоступенчатой подготовки профессионального психотерапевта.

Группа (2) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие профессиональный статус психотерапевта: полноценная профессиональная подготовка; безусловная профессиональная компетентность; знание и владение эклектическими методами психотерапии; наличие и виртуозное владение собственным стилем психотерапии; способность к импровизации; специфичность, конкретность; проработанная философия, целостный подход к психотерапии; переносимость фрустрации, терпение, проявляемые в процессе психотерапии; терапевтическая подлинность, искренность, отсутствие скрытых мотивов; вера в собственную возможность помочь клиенту; позитивные ожидания от процесса терапии.

Комментарий: в приведённом перечне общетерапевтических факторов первые семь следует отнести к результирующим характеристикам профессиональной подготовки и практического опыта специалиста – психотерапевта, благодаря которым он нацелен на решение актуальных для клиента проблемных ситуаций, но при этом использует широкий репертуар имеющихся технологических возможностей. Следующие четыре фактора представляют «надстраиваемые» профессиональные качества, которые, обычно, сопутствуют успешному профессиональному опыту и являются особенно привлекательными для клиентов. Таким образом, перед клиентом предстаёт профессионал, который «знает, что делает» и квалифицируется внесознательными инстанциями клиента как  образец, достойный для подражания и научения у него всему тому, что необходимо. Отсюда, как следствие, переключение базисных адаптационных стратегий с защитно-конфронтационной на синергетическую, с развитием феномена множественной гиперпластики и, соответственно.  возможности гиперпротекции структурированных технических действий.

Группа (3) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие отношение терапевта к клиенту на начальных этапах психотерапевтического процесса: подлинный интерес к клиенту; знание ресурсного потенциала клиента; вера в то, что изменения возможны, и они могут улучшить жизнь клиента; ожидание психотерапевтом от клиента конструктивных изменений; понимание важности установления связи с «внутренним ребёнком» клиента; эмпатия, сопереживание; эмпатическое понимание; абсолютное безоценочное принятие клиента; теплота; забота; уважение; отстранённая или «дистанционная» сердечность по отношению к клиенту; слушание (как характеристика интереса, внимания и уважения к клиенту).

Комментарий: наша интерпретация вышеприведённой группы факторов заключается в том, что данная совокупность представляет именно те профессиональные и личностные характеристики специалиста, которые «обращены» к клиенту / пациенту и играют существенную роль в установлении терапевтических отношений на начальных этапах проведения психотерапевтической сессии и в ходе всего процесса терапии. Далее, эти привлекательные для клиента характеристики наилучшим образом демонстрируют готовность психотерапевта к выполнению важнейшей миссии расширения ресурсных возможностей клиента во время его «путешествия» по кризисным волнам адаптивно-креативного цикла. Но также –  и выполнению роли некоего «маяка», указывающего в каком ресурсном состоянии должен оказаться клиент по завершении психотерапевтического процесса. Отсюда такие термины, как «дистанционная», «отстранённая» сердечность – т. е. это поддержка, оказываемая с «другого, ресурсного берега», куда клиенту ещё предстоит перебраться. Тестирование данных свойств специалиста-психотерапевта «детектором правды» внесознательных инстанций психики клиента однозначно способствуют ускоренному переключению от защитно-конфронтационной к синергетической стратегии адаптации и формированию множественной гиперпластики. При этом, весьма вероятна спонтанная актуализация личностного статуса «Я - ребёнок» клиента, обеспечивающая возможность ускоренного усвоения информации и эффективного научения. Отсюда выводится значимость такого фактора, как установление связи с «внутренним ребенком» клиента. Таким образом, анализируемые характеристики представляют важнейшие аспекты базисных контекстуальных мета-технологий -  Я-техника, Оно-техника -   обращенные непосредственно к клиенту. Формирование соответствующих мета-навыков формируется в ходе  необходимой, многоступенчатой подготовки специалистов-психотерапевтов.

Группа (4) содержит общие факторы психотерапии, характеризующие исходную метапозицию клиента по отношению к психотерапии: возраст, пол, этническая принадлежность – в смысле сходства терапевта с клиентом по названным позициям; приписывание психотерапевту определённых позитивных качеств (например, профессиональной компетенции, наличия особых умений и пр.); социальные контексты, имеющие отношение к осведомленности населения о психотерапии и развитию системы психотерапевтической помощи в конкретном регионе; этнокультуральные контексты, формирующие отношение к психотерапии у определённых этнических групп (например, в некоторых религиозных кланах существует отрицательное отношение к психотерапии).

Комментарии: наша интерпретация вышеприведённых факторов заключается в том, что данные факторы формируют исходный уровень доверия к терапевту и процессу терапии, и оказывают влияние на соответствующие ожидания клиента. Но, кроме того, социальные и культурные факторы формируют общие рамки сценария терапевтических изменений, которые необходимо учитывать. В мета-технологическом смысле вышеприведённая совокупность факторов реализуется в таком мета-навыке, как умение терапевта понять и принять социальный и культурный контекст другого, выстраивать психотерапевтический процесс в соответствии с мифом клиента. Такого рода мета-навыки формируются в основном так же, как это было указано в предшествующих комментариях.

Группа (5) содержит  общие факторы психотерапии -  стартовые характеристики статуса клиента, имеющие отношение к процессу актуализации синергетической адаптационной стратегии внесознательных инстанций и формированию множественной гиперпластики: диагноз; тяжесть расстройства; коморбидность; степень выраженности защитных реакций (например, сопротивления); восприимчивость; принятие клиентом условий терапии; терапевтические ожидания, ожидание успеха; активная заинтересованность клиента в проведении терапии, высокий уровень мотивации; ослабление или снятие напряжения на начальной стадии терапии, основанное, в том числе, на способности клиента обсуждать свою проблему с лицом, от которого он надеется получить помощь; уменьшение чувства изолированности у клиента на начальных стадиях терапевтического процесса; появление чувства безопасности; появление чувства доверия к психотерапевту; избавление от страха и тревоги, связанных с человеческим общением; появление активности во взаимодействии; готовность к исповеди; готовность к самораскрытию; готовность к самоанализу; повышение сенсибилизации к эмоциональным и угрожающим самооценке проблемам; самоэксплоация; подражание психотерапевту; конфронтация с проблемой; становление когнитивного контроля над проблемой; совладание со страхом; ослабление симптоматики тревоги, боли, фобий.

Комментарии: в приведённом перечне подгруппа из первых пяти факторов характеризует условия, как правило, затрудняющие продвижение клиента к формированию первичного ресурсного состояния при их тяжести и выраженности (первые четыре фактора) или, наоборот, невыраженности (пятый фактор восприимчивости). В то время как следующая подгруппа из факторов 6-8 обозначает стартовые характеристики клиента, способствующие ускоренному развитию множественной гиперпластики. Интерпретация следующих факторов 9-24 заключается в том, что они представляют динамику перехода клиента от защитно-конфронтационной к синергетической адаптационной стратегии, сопровождающегося драматическим переформирование эмоционального состояния клиента и его метапозиции по отношению к терапевтическому процессу (факторы 9-13). Для этого процесса также характерно; появление отчётливых признаков элиминации защитных реакций и готовности к сотрудничеству, терапевтическим изменениям (факторы 14-19); появление ясных свидетельств завершения процесса идентификации клиента с ресурсным статусом терапевта и формирования у него множественной гиперпластики, облегчающей диссоциацию с проблемной ситуацией и установление когнитивного контроля, в смысле прояснения и коррекции значений по К. Гравэ; а также –  ослабление или полная редукция симптоматики, связанной с проявлениями синдрома деморализации по Д. Франку (факторы 20-24). Вышеприведённая совокупность общетерапевтических факторов имеет непосредственное отношение к конструктивистским и диагностическим мета-технологиям, используемым в модели трехуровневой коммуникации. Соответствующие мета-навыки формируются в ходе углубленной подготовки специалистов-психотерапевтов.

Группа (6) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие становление терапевтических отношений на начальном этапе терапевтического процесса: создание не угрожающей, безопасной среды; создание тёплой атмосферы принятия; соответствие, соразмерность характеристик терапевта и пациента в значении сходства или дополнения личностных характеристик, характеристик исходного статуса; взаимная межличностная привлекательность терапевта и клиента;  появление доверия; активное совместное общение (со-общение); установление терапевтических отношений сотрудничества между клиентом и психотерапевтом как исходной предпосылки, на которой выстраивается терапия, со следующими важными характеристиками: 1) доверительные; 2) позитивные; 3) эмоционально заряженные; 4) помогающие; 5) с функциями особого коммуникативного средства; 6) с возможностью использования в последующем социального подкрепления, моделирования и других когнитивных и поведенческих средств.

Комментарии: в приведённом перечне общетерапевтических факторов первые два обозначают общие условия, способствующие ускоренному формированию терапевтических отношений. Следующие четыре фактора не сводимы к отдельно взятым характеристикам клиента или терапевта, но могут рассматриваться только лишь в контексте их взаимодействия. С нашей точки зрения, помимо уже упомянутых ранее этнокультуральных и половозрастных факторов, особое значение здесь имеет комбинация ресурсного статуса терапевта и полярно противоположного статуса клиента, с теми или иными признаками синдрома деморализации. Что, собственно, и обусловливает первичную интенцию идентификации клиента с ресурсным статусом специалиста-психотерапевта.  В целом, поименованные факторы характеризуют важные аспекты предварительного этапа становления терапевтических отношений. Последний же фактор раскрывает содержание терапевтических отношений, а также сигнализирует о важности их установления, рассматривая эти отношения как исходный базис выстраивания эффективного терапевтического процесса. Таким образом, речь идёт о последовательных стадиях актуализации глубинного уровня психотерапевтической коммуникации и, соответственно, гиперпротекции структурированных технических действий.  Здесь, также как и по предыдущим позициям, прослеживается обращенность к контекстуальным, диагностическим и конструктивистским мета-технологиям,  и мета-навыкам, формируемым в соответствующих программах подготовки специалистов-психотерапевтов.

По второму блоку. Группа (7) содержит общие факторы психотерапии, характеризующие сформированный гиперпластичный первичный ресурсный статус клиента: подкрепление имеющихся или формирование обновлённых терапевтических ожиданий; усиление надежды; усиление активной заинтересованности, повышение мотивации клиента на продолжение терапии; рост доверия к терапевту и процессу терапии; активное участие во взаимодействии; полноценная самоэксплоация; активное самоисследование, самоанализ; самоосознавание, самопонимание; самопринятие; самоосвобождение;  чувство подлинности; искренность в отношениях с собой и окружающими; переживание инсайта; переживание катарсиса; открытость опыту; принятие рисков; принятие ответственности; развитие способности конструктивной конфронтации с проблемой или проблемной ситуацией (в смысле возможности достижения терапевтической трансценденции – выхода за рамки проблемы); развитие способности конструктивной конфронтации с собой (в смысле возможности достижения терапевтической самотрансценденции – выхода за пределы «проблемного Я»); позитивная динамика совладания; исчезновение страха при разговоре на табуированные темы; установление эффективного когнитивного контроля над проблемой; существенное повышение скорости и качества усвоения информации; новая оценка своего окружения, принятие других; эмпатия в отношениях с другими; опыт переживания успеха; самоуважение; усиление взаимосвязи с психотерапевтом (что не мешает росту автономии клиента, даже и при том, что клиент становится всё более похожим на терапевта).

Комментарии: наша интерпретация вышеприведённой совокупности факторов заключается в том, что здесь отражается позитивная динамика в формировании  ключевого феномена гиперпластичности у клиента. В частности,  это выражается в интенсивной представленности факторов, способствующих развитию множественной гиперпластики  (факторы 1-5). Следующая обширная подгруппа факторов (6-20) характеризует развитие самоорганизующей активности клиента, демонстрирует его способность к терапевтической  диссоциации проблемных сфер и фрагментов психической активности и статуса «Я — ресурсный», из которого адекватное решение проблемных ситуаций и состояний находиться без особых затруднений.  Что, собственно, и является одной из важнейших терапевтических функций состояния множественной гиперпластики.  И далее, восемь следующих факторов (21-28) характеризуют существенно возросший уровень «компетентности в совладании» по К. Гравэ и признаки формирования устойчивого ресурсного состояния у клиента. Последний в данном перечне фактор также свидетельствует об экологически выверенном завершении процесса идентификации клиента с ресурсным статусом терапевта и полноценной ассимиляции открытой, мобилизованной на конструктивные изменения метапозиции. Таким образом, по всем вышеприведённым характеристикам можно судить об успешной реализации механизмов обеспечения главного и наиболее востребованного психотерапевтического эффекта — возможности достижения максимальных терапевтических изменений за ограниченный период времени. Соответственно, рассматриваемая совокупность факторов в первую очередь адресуется к контекстуальным, диагностическим и к конструктивистским мета-технологиям и мета-навыкам.

Группа (8) содержит общие факторы психотерапии, характеризующие систему отношений терапевт – клиент и поддерживающие гиперпластический статус клиента: здесь имеют значение факторы, так или иначе относимые к  приоритетной области терапевтических отношений с тенденцией к углублению терапевтических отношений и интенсификации сотрудничества (альянса) между терапевтом и клиентом. Таким образом, речь идет о факторах,  поименованных в группе (6), с тенденцией их интенсификации и развития. 

Комментарии: соответственно, данная группа факторов имеет непосредственное отношение к полному набору используемых  мета-технологий и мета-навыков, формируемых в ходе многоуровневой подготовки специалистов-психотерапевтов.

По третьему блоку. Группа (9) содержит общие факторы психотерапии, относимые к структуре психотерапевтического процесса: схема организационной структуры психотерапии Орлински-Ховарда, в модификации М. Пере, У. Бауманна (2012), общая для различных школ; классификация направлений, моделей, методов и форм психотерапии, общая для различных модальностей и школ.

Комментарии: поименованные здесь общетерапевтические факторы адресованы к организации общего поля профессиональной психотерапии и выполняют задачу формирования единой системы координат у специалистов-психотерапевтов, действующих в этом общем профессиональном пространстве. В той или иной степени данные факторы оказывают влияние на профессиональные кондиции специалистов и, следовательно, «участвует» в организации наиболее востребованного психотерапевтического эффекта.

Группа (10) включает общие факторы психотерапии, относимые к  характеристикам структурных компонентов психотерапевтического процесса: фазы изменений у пациента до, во время и после терапии по схеме Д. Прохазки, К. ДиКлементе, Дж. Норкросса, 1992 (данный фактор обращён к мотивационной  поддержке гипотетического клиента в ходе прохождения им практически всех этапов и фаз адаптивно-креативного цикла); фазы временной организации процесса психотерапии по схеме Kanfer, Grimm, 1980 (данный фактор обращён к универсальной структуре адаптивно-креативного цикла – основной макро-технологической мишени); общие макро-результаты  психотерапии – глобальные и долгосрочные, а также после одного сеанса —  по схеме Орлински-Ховарда, 1986 (данный фактор имеет отношение к 4-му этапу адаптивно-креативного цикла — реализации обновленных адаптивных норм); механизмы терапевтических изменений по схеме Клауса Гравэ, 1997 (данный фактор во многом повторяет макроструктуру адаптивно-креативного цикла); модель транстеоретических изменений Д. Прохазки, Дж. Норкросса, 2001 (этот фактор также обращен к этапам и фазам адаптивно-креативного цикла); фактор общей деморализации и стратегии преодоления деморализации Д. Франка, 1986 (данный фактор обращен к первым этапам и фазам адаптивно-креативного цикла).

Комментарии: приведённые в данном перечне системные общетерапевтические факторы, по сути, представляют «нулевой» (т.е. невидимый, не выступающий над поверхностью) макро-технологический уровень психотерапевтической коммуникации. Обозначенные здесь системные факторы создают базисные условия для эффективной ресурсной поддержки субъекта в ходе прохождения им кризисных волн адаптивно-креативного цикла и, соответственно,  являются основными компонентами макро-технологий, используемых в общем поле профессиональной психотерапии – лонгитюдных, кросс-секционных, когерентных, ассоциированных. Таким образом, совокупность настоящих факторов вносят свою немалую лепту в генерацию главного и наиболее востребованного психотерапевтического  эффекта. Соответствующие макро-технологические знания и навыки формируются в ходе прохождения углубленной теоретической и практической подготовки специалистов-психотерапевтов.

По четвертому блоку. Группа (11) содержит следующие общие факторы психотерапии: создание условий для построения психотерапевтического пространства; создание не угрожающей, безопасной среды; создание тёплой атмосферы принятия клиента; создание условий для научения самораскрытию; наличие и навык работы с феноменом спирали «приближение – избегание»; формирование условий для подкрепления желательного, развивающего поведения клиента, включая самораскрытие; создание специалистом-психотерапевтом условий для высвобождения стремлений клиента к самоактуализации.

Комментарии: перечисленные в настоящем перечне общетерапевтические факторы адресуются к выполнению основной  мета-технологической задачи  –  «переключения» защитно-конфронтационной адаптивной стратегии  клиента, как правило имеющей место на старте психотерапевтического процесса, на синергетическую адаптационную стратегию с формированием множественной гиперпластики. При решении данной задачи используется полный набор базисных мета-технологий — контекстуальных, диагностических, конструктивистких —  на этапах психотерапевтической коммуникации.

Группа (12) содержит следующие общие факторы психотерапии: формирование разумной концептуальной схемы или мифа, дающего приемлемое объяснение имеющимся у пациента симптомам и предписывающего ритуал или процедуру для их устранения; разработка ритуала, требующего активного участия, как пациента, так и психотерапевта, и который, по их мнению, является средством для восстановления здоровья пациента; повторяющаяся коррекция эмоционального опыта в отношениях с терапевтом; скрытое убеждение и внушение; эмоциональная, невербальная поддержка со стороны психотерапевта; трансценденция (возможность выхода за пределы проблемной ситуации); самотрансценденция (возможность выхода за пределы собственного Я, или терапевтической диссоциации личностных статусов клиента «Я - проблемный, нуждающийся в помощи» – «Я - ресурсный, способный оказать необходимую помощь»); ментализация (понимаемая как способность клиента к терапевтической рефлексии в состоянии отстраненной, диссоциированной метапозиции по отношению к «предмету» травмирующих переживаний).

Комментарии: вышеприведённый перечень факторов, по сути дела, является обозначением класса основных метатехнологий, используемых уже после развития у клиента состояния множественной гиперпластики с целью обеспечения гиперпротекции структурированных технических действий. Соответствующие мета-технологические навыки формируются у специалистов-психотерапевтов в ходе углубленной теоретической и практической подготовки.

По пятому блоку. Группа (13) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие цели структурно-технологического уровня психотерапевтической коммуникации: формирование учебных навыков; развитие способностей; воздействие 1 уровня с целью изменения самочувствия; воздействие 2 уровня с целью изменения симптомов; воздействие 3 уровня с целью изменения структуры личности.

Комментарии: в настоящем перечне речь идёт о более или менее универсальных целях процесса психотерапии, достигаемых за счёт активности структурно-технологического уровня психотерапевтической коммуникации. Данный уровень является технологическим базисом в традиционной системе подготовки специалистов-психотерапевтов.

Группа (14) содержит следующие общие факторы психотерапии, характеризующие базисные подходы структурно-технологического коммуникативного уровня:  формирование атрибуции успеха или неуспеха как существенного элемента для комплаенса и успешности лечения; формирование конструктивного стереотипа путем тренировки, упражнений; поведенческая регуляция; модификация поведения за счёт: 1) одобрения или неодобрения со стороны психотерапевта, 2) социального подкрепления, 3) моделирования, 4) обратной связи, 5) проработки и ассимиляции проблемного опыта. 6) управления подкреплением, 7) эмоциональной поддержки со стороны психотерапевта; контробуславливание; контроль стимула; познавательное обучение за счёт информации, получаемой от психотерапевта; использование принципов эффективного научения; когнитивное научение; когнитивное совладание; исследование внутренних фреймов; использование когнитивных средств – разъяснения, разубеждения и проч.; мотивационная обратная связь; использование психофизически ориентированных методов; корректирующий эмоциональный опыт; облегчение с помощью драматургии; явное убеждение и внушение.

Комментарии: несмотря на то, что в данном случае речь идёт о более или менее общих технических подходах, используемых на структурно-технологическом уровне психотерапевтической коммуникации, все же,  следует отметить очевидный «перевес» факторов, характеризующих поведенческие (1-5) и когнитивные (6-11) подходы. Что, собственно, и отражает ситуацию в сфере наиболее распространённых и востребованных направлений, и методов профессиональной психотерапии. Таким образом рассматриваемый блок факторов (как и предыдущий блок) можно считать наименее универсальным и, соответственно, наиболее приближенным к конкретным психотерапевтическим модальностям. Поэтому, важно понимать, по каким основаниям вышеприведённые характеристики были, тем не менее,  отнесены к системе общетерапевтических факторов. По нашим данным, в качестве таких обоснованных аргументов приводятся следующие: 1) вышеприведённые подходы в той или иной степени присутствуют в теории многих психотерапевтических направлений и методов; 2) данные факторы большей частью представлены в психотерапевтической практике, даже если в теоретическом оформлении конкретного психотерапевтического метода об этом не говорится; 3) рассматриваемые подходы зачастую не оформляются как психотерапевтическая процедура с чётким регламентом структурированных технических действий, а реализуются на невербальном уровне. Перечисленные аргументы, и особенно последний, по нашему мнению являются достаточным основанием для включения вышеприведённых характеристик в систему общетерапевтических факторов. Притом, что рассматриваемый блок всегда будет занимать «пограничную» позицию в связи с очевидной направленностью на решение конкретных технических задач и достижение специфических целей, обозначаемых в соответствующих направлениях и модальностях профессиональной психотерапии.

Группа учитываемых эмерджентных факторов, обобщающих механизмы достижения главного психотерапевтического эффекта

Прагматический смысл следующего шага - корректного обоснования, на основании разработанной систематики,   группы эмерджентных факторов   - состоит в том, что таким образом из размытого массива общих факторов психотерапии выводится абсолютно необходимая функциональная  квинтэссенция основных учитываемых единицы психотехнического анализа.  Данные эмерджентные факторы - учитываемые единицы психотехнического анализа,  с одной стороны, представляют «спрессованные» стержневые механизмы реализации главного психотерапевтического эффекта  (возможности достижения максимального  и устойчивого терапевтического результата в ограниченное время). А с другой стороны -  являются принципиально отслеживаемыми и измеряемыми параметрами оценки эффективности психотерапевтического процесса. При этом, надо понимать, что инструмент психотехнического и комплексного анализа предназначен не только для целей проведения корректных научных исследования, но в первую очередь для вполне рутинной практики определения эффективности проводимой психотерапии. И, безусловно, такой инструмент должен быть «подъемным» (т. е. достаточно компактным) и удобным для использования в повседневной психотерапевтической деятельности. 

В ходе реализации соответствующего исследовательского фрагмента нами были выделены следующие эмерджентные факторы, оценивающие эффективность мета-технологического репертуара профессиональной психотерапии:

  • эмерджентный фактор идентификации клиента с ресурсным статусом специалиста и полноценной ассимиляции характеристик открытой, мобилизованной на изменения метапозиции;
  • эмерджентный фактор перевода охранно-конфронтационной базисной стратегии адаптации клиента в синергетическую;
  • эмерджентный фактор манифестации глубинного мета-технологического уровня психотерапевтической коммуникации с форсированным развитием феномена множественной гиперпластики;
  • эмерджентный фактор гиперпротекции структурированных технических действий.

Первые три фактора в данной систематики ассимилируют содержание блоков (1), (2) и (4) в разработанной классификации традиционно выделяемых общих факторов психотерапии. Четвертый эмерджентный фактор ассимилирует содержание блока (6) в данной классификации.

С учетом того обстоятельства, что к разработанному в рамках общей теории психотерапии  мета-технологическому репертуару и адресуется большая часть традиционных  общетерапевтических факторов, значение сектора представленных здесь эмерджентных факторов в общей методологии психотехнического и комплексного анализа представляется весьма значительным.

Таким образом, наряду с параметрами оценки полноты и качества используемых макро- и мета-технологий, терапевтической динамики приоритетных мишеней макро- и мета-технологического уровней психотерапевтической коммуникации, выводимый здесь сектор эмерджентных факторов представляет систему важнейших параметров исследования эффективности универсальной составляющей психотерапевтического процесса. То есть, именно такую систему, которая успешно ассимилирует основной объем традиционно выделяемых общих факторов психотерапии.

О приоритетном общем факторе терапевтических отношений

Как мы неоднократно отмечали в предыдущем подразделе, терапевтические отношения, вне всякого сомнения, являются наиболее приоритетным общим фактором психотерапии. Состоявшиеся терапевтические отношения  — по мнению многих известных в сфере профессиональной психотерапии специалистов-исследователей и практиков — собственно и представляют уникальное содержание психотерапевтического процесса, и определяют его эффективность.

В связи со всем сказанным, тем более важно иметь отчетливые представления о  семантическом значении и собственно психотехническом содержание данного термина — с тем, чтобы повысить вероятность актуализации и должной функциональной активности настоящего приоритетного фактора в психотерапевтическом процессе.

И если с расшифровкой семантики данного термина никаких проблем не возникает  (термин «терапевтические отношения» следует понимать как «отношения чуткой заботы»), то психотехническое содержание того, что понимается под  отношениями «чуткой заботой» в психотерапии, нуждается в дополнительных комментариях.

Ранее, мы уже говорили о том, что терапевтические отношения традиционно наделяются следующими важными характеристиками: 1) доверительные; 2) позитивные; 3) эмоционально заряженные; 4) помогающие; 5) с функциями особого коммуникативного средства; 6) с возможностью использования в последующем социального подкрепления, моделирования и других когнитивных и поведенческих средств.

С нашей точки зрения, еще более важной характеристикой здесь  является такая составляющая, как «понимание». И  вот если с этим важнейшим компонентом психотерапевтического процесса все складывается наилучшим образом, то далее такие характеристики терапевтических отношений как «доверие», «доверительность» трансформируются в категорию «веры». И конечно, от этой последней, во всех отношениях интересной и важной категории в психотерапии зависит очень многое.

Становление полноценных терапевтических отношений и, особенно,   обозначенных нами компонентов понимания и веры, по результатам проведенного анализа, тесно связаны с феноменом психопластичности, ролью внесознательных инстанций психического специалиста-психотерапевта и клиента в понимании-проникновении-схватывании того, что происходит с гипотетическим клиентом; и далее — в организации общего информационного потока (термин Карла Роджерса), который собственно и продвигает клиента к желаемому результату. 

Однако, обо всем по порядку.

Комплексный (эпистемологический, психотехнический) анализ феномена «понимания»  -   центрального в философской герменевтике - в полной мере представлен в разделе эвристических следствий  по первому матричному уровню общей теории психотерапии. Соответственно, разработанный нами функциональный аспект научной герменевтики является компонентом третьего матричного уровня общей теории психотерапии, конкретизирующим предметное содержание используемого здесь термина «терапевтические отношения».

При этом, нами было показано, что  психотерапевтический процесс  понимается в том числе и  как воспроизводство уникального герменевтического акта: между клиентом и психотерапевтом, клиентом и его собственным проблемным состоянием или ситуацией; клиентом и его собственными ресурсными возможностями по преодолению соответствующего проблемного состояния или ситуации.

И далее, с точки зрения таких известных в психотерапевтическом мире специалистов как А. Притц и Х. Тойфельхарт (1999)  психотерапевтический процесс представляет собой герменевтический акт, который может быть адекватно проанализирован и понят лишь с использованием методологии «научной герменевтики». Тем не менее, эти авторы признают, что единообразного понимания или даже консенсуса в отношении содержания данного понятия, в сообществе представителей гуманитарных наук, как и в психотерапевтическом сообществе в целом, так и не сложилось.

Между тем, по результатам проведенных нами исследований было показано, что такой «территорией консенсуса» в данном важнейшем вопросе может быть признание приоритетной роли феномена психопластичности в генерации особого состояния специалиста-психотерапевта и клиента, которое собственно и приводит участников психотерапевтического процесса к углубленному  пониманию-проникновению-схватыванию. При том, что данные характеристики касаются как диагностической, так и собственно терапевтической адаптивной информации.

Состояние  множественной гиперпластики психотерапевта и клиента, помимо прочего, способствует генерации именно тех фрагментов «дополняемой реальности клиента», которые имеют непосредственное  отношение к  задачам психотерапевтического процесса и которые также рефлексируются его участниками как чувство понимания. И вот именно в таком состоянии режим диалогизированного когнитивного стиля  - ключевой момент терапевтической герменевтики - у клиента и терапевта «включается» автоматически. Откуда, собственно, и выводится особая важность адекватного психотехнического оформления процесса актуализации феномена психопластичности в  психотерапевтической коммуникации.

То есть, в нашем случае имеет место внятная — с позиции основных компонентов общей теории психотерапии — концептуализация и, соответственно, адекватная технологизация понятия «терапевтических отношений», открывающая  перспективу существенного повышения качества профессиональной подготовки специалистов-психотерапевтов.

Интерпретация полученных результатов

Проведенный комплексный анализ общих факторов психотерапии показал, что сама по себе идея поиска и систематизации таких универсальных факторов -  и есть попытка прояснения механизмов, обеспечивающих готовность  пациентов/клиентов к конструктивным изменениям и усвоению адаптивной терапевтической информации. Таких механизмов, которые не сводятся исключительно к структурированным психотерапевтическим техникам. Ибо функция структурированных техник, в самом первом приближении, заключается в «донесении» до гипотетического клиента адаптивной информации, к которой сам клиент может относиться по разному. Откуда, собственно говоря, и выводятся хорошо знакомы специалистам-психотерапевтам понятия сопротивления, деструктивных психологических защит и проч. Между тем, общие факторы психотерапии как раз и обеспечивают наиболее выигрышный  -  в смысле достижения желаемого терапевтического эффекта - вектор отношения клиента к терапевтической информации.  И кроме того,  такие факторы явно или неявно, но всегда «присутствуют» в контекстах оформления психотерапевтической коммуникации, присущих общепризнанным направлениям и методам профессиональной психотерапии. То есть, - выполняют некую, объединяющую данные направления и методы, функцию.

В отсутствии внятных психологических концептов, проясняющих возможности «качественных скачков» в генерации и усвоении терапевтической информации, и ускоренной ассимиляции таких информационных блоков в обновленную  модель адаптивного поведения гипотетического клиента, идея общих факторов психотерапии была призвана перекрывать этот неприемлемый концептуальный дефицит. И далее - стимулировать процесс генерации существенно более внятных, концептуально оформленных и технологически проработанных,  универсальных компонентах психотерапевтического процесса.

Таким образом, настоящий исследовательский проект во многом и есть осмысленная попытка продолжения данной абсолютно необходимой стратегической линии развития профессиональной психотерапии.

Адекватная интерпретация, систематизация и классификация  общих  факторов психотерапии, проведенная на основании соответствующих компонентов общей теории психотерапии, понятным образом демонстрирует функциональную роль отдельных блоков, групп и каждого фактора в обеспечении искомого результата психотерапевтического процесса..

И далее, было показано, что существенная часть анализируемой совокупности общих факторов психотерапии, в конечном итоге, находила свое выражение в динамике становления и проявлениях феномена гиперпластического статуса клиента. Т. е. такого качественно обособленного состояния пациентов/клиентов, которое и обеспечивает главный и наиболее востребованный психотерапевтический эффект – возможность достижения значительных, устойчивых и продолжающихся конструктивных изменений у клиентов/пациентов  в ограниченные  периоды времени.

Отличительной особенностью данного состояния, как понятно из всего сказанного, как раз и является возможность сверхбыстрого усвоения пациентами/клиентами новых, адаптивных форм психической активности. И такая возможность наилучшим образом реализуется при условии того, что  психотерапевтический процесс опирается на проработанную, интегрированную и должным образом технологизированную систему значимых факторов, распределяемых по дифференцированным уровням профессиональной коммуникации. В ходе чего обеспечивается необходимая синергия их взаимодействия.

Полноценная концептуализация общетерапевтических факторов оказалась возможной за счет разработки таких компонентов общей теории психотерапии как: концепции психопластичности;  концепта адаптивно-креативного цикла;  концепции трехуровневой психотерапевтической коммуникации;  разработанной систематики психотерапевтических мишеней и технологий;   эвристических дополнений  к концепции научной герменевтики; концепции управления качеством в психотерапии.

Таким образом, вышеназванные компоненты общей теории психотерапии, по сути, представляют содержание проработанного внутреннего вектора интеграции психотерапии (в нашей классификации)  – между различными направлениями, модальностями и методами профессиональной психотерапии.

Выводы

С учетом всего вышесказанного, можно говорить о том, что проведенные  в ходе настоящего исследования функциональное уточнение, экспликация и статико-математический анализ совокупности факторов, обозначаемых как «общетерапевтические», даёт возможность для выведения адекватной классификации данных факторов, основанной на обновлённых системообразующих принципах её построения. И далее — возможность корректного соотнесения  функциональных характеристик основных групп и блоков таких факторов с разработанными компонентами второго-третьего уровня дисциплинарной матрицы общей теории психотерапии.

Таким образом, сделан важный шаг в направлении полноценной проработки внутреннего вектора интеграции профессиональной психотерапии, а также в направлении расчистки методологических «джунглей», являющихся главным препятствием на пути становления научной теории психотерапии с качествами «простоты, ясности и единства».

В  схеме традиционных модусов интеграции психотерапии речь, следовательно, идет о проработке таких  модусов, как: «поиск общетерапевтических факторов»; «теоретическая интеграция».

То есть, мы можем уверенно говорить о том, что настоящий исследовательский фрагмент является еще одним важным шагом в продвижении психотерапии от эмпирической к теоретической стадии становления рассматриваемой области  знаний. А значит, - и к легализации профессиональной психотерапии в статусе самостоятельного научного направления.

Литература

Мармор Д. Развернутое определение психотерапии // В кн. Дж. Зейга, В. Майкла Мьюниона: Психотерапия – что это? – М.: Класс, 2000. – С. 29-33.

Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии // 5 издание. – СПб.: Питер, 2003. – 543 с.

Пере М., Бауманн У. Клиническая психология и психотерапия // 3-е издание, пер. с нем. – СПб.: Питер, 2012. – 943 с.

Притц А., Тойфельхарт Х. Психотерапия – наука о субъективном // В кн. Психотерапия: Новая наука о человеке. – М.: Академический проект, 1999. – С. 10-30.

Прохазка Дж., Норкросс Дж. Системы психотерапии // 6-е международное издание. – М.: «Олма-пресс», 2005. – 383 с.

Прохазка Дж., ДиКлементе К., Норкросс Дж. Психология позитивных изменений. – М., 2013. – 306 с.

Beutler L.E., Machado P.P.P., Newfeld S.A. Therapist variables / In A.E. Bergin, S.L. Garfild // Handbook of psychotherapy and behavior change. – New York: Wiley. – p.p. 311-384.

Clarkin J.F., Levy K.N. The influence of client variables on psychotherapy / In M.J. Lambert (Ed). A.E. Bergin, S.L. Garfild // Handbook of psychotherapy and behavior change (5th ed.). – New York: Wiley, 2004. – p.p. 194-226.

Fonady P., Steele M., Steele H., Mogan G.S., Higgit A.C. The capacity for understanding mental states: the refltctive self in parent and chide and its significance for security of attachment // Infant Mental Health. – 1991. – V. 13. – P. 200-216.

Frank J.D. Therapeutic components of psychotherapy, 25 years progress report of research // The Journal of Nervous and Mental Disease, 1974. – N 159. – P. 325-342.

Grawe K. Research – informed psychotherapy // Psychotherapy Research, 7, 1. – 1997. – P. 1-19.

Kanfer F.H., Grimm L.G. Managing clinical change. A process model of therapy // Behavior Modification. – V. 4. – p.p. 419-444.

Lambert M., Bergin A. The effectiveness of psychotherapy / A.E. Bergin, S.L. Garfild // Handbook of psychotherapy and behavior change (4th ed.). – New York: Wiley. – p.p. 143-189.

Orlinsky D.E., Howard K.I. Process and outcome in psychotherapy / In S.L. Garfild, A.E. Bergin // Handbook of psychotherapy and behavior change (4th ed.). – New York, 1986. – p.p. 311-384.

Weinberger J. Common factor’s arent’s so common: the common factors dilemma // Clin. Psychol. – 1995. – V. 2. – P. 45-69.

0
Нет товаров
 x 
Корзина пуста
^